Суббота
18.11.2017
09:20
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 68
Интервью



Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вдохновение

Зов изящных миров. Часть 10


- 10 -

1...2...3..4...5...6...7...8...9...10...11...12...13

Есть и радость в твоём увяданье

Есть и радость в твоём увяданье,
В разноцветье, прихваченном в ночь,
Где ты делишься спелою данью,
Года строгого щедрая дочь.
Упакуй эту радость на зиму,
Сохрани до весны в кладовых.
Пусть пробьётся, как зелень озимых,
И в лучах засияет живых.
Всё меняй до последнего мига
В многоликих своих образах.
Цвета меди сезонная книга
Пусть восторг отразит, а не страх.
Увяданье придёт к апогею.
Этот белый период не нов.
В нём остатки сокровищ согреет
Из чистейших кристаллов покров.

Среди картин

Припоминаю день один
Среди картин, среди идиллий…
Полотна нежных женских спин
Немым изяществом пленили.
И не хотелось уходить,
Прохладный мир шагами мерить,
Мечталось в образе побыть
Одной из этих славных пери.

В порядок иной

Всю зарю,
Всю текучесть морей и небес
Я люблю…
Эволюцией тронутый лес,
Как ладью
Запускаю в порядок иной
И – «адью»
Всей трёхмерности там за спиной!

Голубая стихия

Приласкай меня, море,
Солёной прохладой,
Я дикарка из вольной
Степи неоглядной.
Заглуши этот гам
Опасенья и риска
В стайке чопорных дам
С ленинградской пропиской.
Извини, отдыхать
Я привыкла иначе,
Скакуна не унять,
Что в душе моей скачет;
Из неё, ветровой,
Добываю стихи я,
Чтоб взрывалась порой
Голубая стихия.
И, как громкая весть,
Восторгала до боли,
Потому что в ней есть
Что-то общее с полем.

Восхождение Земли

Предвосхищает дремавшая снежность
Парусно-розовый цвет обрести.
Из темноты в предрассветную нежность
Только мгновенье осталось пути.
Переместились шары ожидания,
Ловят любви восходящий заряд.
Это земное рассветное здание –
Круглое-круглое, словно заря.
Не потому ли Земля наша в стремени,
Чтобы подняться до равных подруг?!
Чтоб округлились параметры времени,
И завершился ещё один круг!
                              Тебе
Сон

Водоворот, как божий суд.
В воронке выронив весло,
Я до последних жду минут
Тобой не высказанных слов.
Не начинай издалека.
Обид не выдержит ладья.
Осталось жизни полвитка…
Тебя ещё услышу я.

Белый день

Он всецело был твой.
Он явился в тиши!
Белый день над судьбой
Стал знаменьем души!
Всё приняв от судьбы,
Кроме гнева в очах,
Ты пришла просто быть,
Сохраняя очаг!
Минет ночь, день встречать
Выйдешь ты не одна,
Чья-то дочь, чья-то мать
И, конечно, – жена!

Туда, где ты…

Не хочу, но опять молчу.
Я за гордость всегда плачу.
Ты мне тихо «прощай» сказал –
И поплыл в сизый мрак вокзал.
Его маленький островок
Так печален и так далёк.
Всё сильнее в висках набат:
«Ты гордыни своей раба».
Что мне стоило сделать шаг
В мир, где светом живёт душа?..
Из витков одиноких лет
Мне обратный не взять билет…
Лучше сразу назад к огням,
Где ты любишь и ждёшь меня!

                           Женщинам «АЛЖИРа»
Изгнание

В изгнанье помнить вы могли,
И память эта согревала.
Горели прошлых вёсен дни
Неугасаемым кристаллом.
В окне – желаний звездопад
И лунный сад без солнца тесен.
Стена из ликов и наград
Как откровение для песен!
У очага сегодня все!
Ликуют лица счастьем редким.
На фото в бликах, как в росе, –
Семьи восторженные метки!
Бывает часто ночь тиха,
Когда в саду ложатся тени.
А вы – привыкшие в веках
К общенью в умиротворенье.
Но вот прервался звёздный час,
И распахнулись с шумом двери.
Вас испугал тот миг, потряс,
И вы отказывались верить.
Ворвался в судьбы ветер гроз
И растрепал гнездо покоя.
В глазах детей немой вопрос:
«Мы что теперь – семья изгоев?»
На стыках стонут поезда,
Степные ветры воют глухо.
Кто нас здесь ждёт? Одна беда,
Больная, бедная старуха.
Суров Отчизны приговор!
А климат здесь ещё суровей.
Чем были живы до сих пор,
Оборвалось на полуслове.
На тонких пальцах ран не счесть,
И хрупкий стан склонён уныло.
У нас отняли жизнь и честь,
У нас забрали всё, что было.

 Мир меняет наша радость

Разнаряженная
радость
Звонко пляшет
за морозом!
Подружить
людскую разность
Едет всадник
с красным носом!
Зимний гость,
как принц державный, –
С бородою –
прямо в кресло,
Словно он,
над миром главный, –
Всей зимы
любимый неслух!
Запорошило
веселье
В белоснежном
звёздном зданье,
Где у ёлок
 с дивной трелью –
Все небесные
созданья.
Дали время
для оваций
Каждой кочке
на равнине,
Чтоб от радостных
вибраций
Изменился
мир отныне. 

Каков образ!

Наша жизнь – не мираж,
Не живут миражи.
Путь размеренный наш
Во Вселенной прожит,
Грешен и уязвим.
Но в себе все равно
Мы его сохраним,
Как немое кино.
Мы его занесём
Во вселенский архив,
Будет вписано всё:
От ракет до сохи.
Через много веков
Вскроют каждый изъян,
Чтоб увидеть, каков
Древний образ землян.

Творчество

Сгорит дотла звезда немая,
Но не безмолвна красота.
Все, что волнует, – принимаю
И сохраняю навсегда.
Храню достойное вниманья:
И свежесть первых чувств, и стать.
Чтоб после, в творческом чулане,
Восторг забытый испытать.
Передвигается блаженство
От чувств неясных до огня;
И робкий образ в совершенство
Ведет крылатого коня.
Панацея от бед

Не грех смеяться над собой;
Благословенна доблесть эта!
Поскольку шар наш голубой – 
На редкость добрая планета.
Безликой серости бойцы
Дают пример серьёзных качеств.
Но вновь находятся концы
От добрых спрятанных чудачеств.
Не буке в сереньком пальто 
Наш свет позволит стать мудрее;
Мир одобряет мудрость в том,
Кто не кичится тупо ею.
В народе носят на руках
Всех шутников и скоморохов,
Как панацею на века
От тёмных мыслей, слов и вздохов.
В себе задоринку найти –
Такая редкая награда!
И если ты на полпути, 
С него сворачивать не надо!

Замуровали

Мне не простили небеса
Малоподвижности излишек.
Замуровали в телеса,
Где я в компании одышек.
Вот-вот сейчас осудит свет
Негармоничные размеры.
И я мечусь среди диет,
Лечусь надеждою и верой.
Пусть только в норму стан придёт,  
Не погублю его вторично.
Что мне осталось: век ли, год?
Пройду легко и энергично!

Кубинский бриз

Был он только раз,
Мимолётный взгляд.
Тех кубинских глаз
Не вернуть назад.
Как судьбы поклон,
Как её каприз,
В моих вёснах он – 
Улетевший бриз.

Много лет подряд
В танце огневом
Я ищу тот взгляд,
Я ловлю его
В смехе и в тоске,
В роднике добра,
В море и в песке,
Завтра и вчера.

Молча и звеня,
Плача и искрясь,
На волне огня
Полыхает страсть.
Непокоем пусть
Бродят мысли те,
Лишь бы снова грусть
Привела к мечте.

В переливах струн,
Песен и любви
В сон кубинских лун
Тихо позови.
В нём – одна из Мекк,
В нём – твоя душа.
Опрокину век
Я к тебе спеша.

Минуты без музыки

Маленький «Моцарт» – особенный мальчик,
Мамочку музыку просит включить.
Мечется мама, она чуть не плачет…
Где-то от детской пропали ключи.
Маленький мальчик ресницами машет;
Музыку, музыку, мама, включи.
Есть он не может ни супчик, ни кашу.
Мечется мама, всё ищет ключи.
Может в машине они под сиденьем?
Может в укромном местечке другом?
Музыку просит малыш в день рожденья,
Бедная мама в смятенье таком.
Молча минуты без музыки мнутся;
Маленький «Моцарт», как мрачная тень,
Ни засмеяться и ни улыбнуться.
Скучный, без музыки, это не день.
В музыке то, что в душе, а не прихоть,
Тайна рассвета, улыбка, мечта.
Вот и ключи в дверце щёлкнули тихо –
И разлилась по душе красота!

Отзовутся пространство и время

Ощущаю себя в Мирозданьи!
От вселенских забот горячо!
Мне бы только успеть на свиданье
С Вдохновением – лучшим врачом.
Освежит воспалённую душу
Добрых помыслов шар золотой.
Только тот, кто научится слушать,
Будет вскоре услышан судьбой.
Отзовутся пространство и время,
Наградят вдохновеньем сполна.
В добрый час было выбрано стремя
Миролюбца, творца-скакуна!

Поверить в простое…

Вечер, восторгами 
в нас проникая,
Высветит юного тела 
излом;
Шёлковым воздухом 
плечи лаская,
Тонкую талию тронет 
крылом.
Несовершенство рассеется 
к ночи,
Только гармония вступит 
в права…
Сумрачным шёпотом 
полночь
щекочет
То, что на время укрыла 
трава.
Там, под ресницами, – 
облако зноя
Сладкой росой упадёт 
на цветы,
Чтоб, наконец-то, поверить 
в простое…
В то, как мы счастливы 
и молоды!
 
Главный дом

Неугомонная душа
Во всех энергиях своя.
Ступаешь ты, едва дыша,
По острым иглам бытия!
Бываешь пламенем, водой,
Но нет сомнения в одном –
Ты именуешься святой
Для тех, кто есть
Твой главный дом!

Чудо на «бис»

В объятьях заката, 
огней и высоток,
Туда, где в бокалах 
улыбки дрожат,
На время оставив 
детей и заботы,
Прекрасные дамы 
сегодня спешат.
О чём они думают 
в эти мгновенья,
Когда в изумленье 
встречает их свет?
Загадочный март
обещал превращенья,
В которых – ни грусти, 
ни тяжести лет!
Сегодня без выгод, 
проблем и амбиций
Исполнится каждый 
невинный каприз.
Захочется чуда –
и чудо случится!
Опять и опять 
повторится на «бис»!

Гимн кумысу

Во всём согласны небеса
С июньским днём на взлёте лета!
Глоток степного кумыса –
Благословенная диета!
В нём – вольный дух и гордый нрав,
Извечных ценностей отрада!
Все стебельки степей вобрав,
Он стал росой народных радуг!

Гимн блинам

Внимайте зову 
наслажденья!
Уже угли 
раскалены;
В шипучей радости 
мгновений
На свет рождаются 
блины!
Их вековое 
притяженье
Не заземляет, 
а лучит,
И наслажденью 
в продолженье
Начинка жарится 
в печи.
Энергетичные 
до донца
И эротичные, 
как бёдра,
Они – макет 
большого солнца,
Они – приветливость 
и бодрость.
Они согреют 
ваши руки,
Как луч весенний 
греет поле;
Они любимы, 
словно внуки,
И задушевны, 
как застолье!
                                               Фаризе Унгарсыновой,
                        под впечатлением от ранней лирики
Слушать сердцем

У Вашей лирики в плену, 
Как в жизни, радостно и больно:
То обжигаюсь, то тону,
То наслаждаюсь духом вольным.

И на Земле бывает рай,
Когда по-юношески верить;
Польётся счастье через край,
Заполнив пропасть от потери.

И вскоре – солнечной страной
Или вершиной величавой
Мелькнёт безмолвно надо мной
Воспетый спутник вашей славы.

Вам наслажденье пригубить
Когда-то было так отрадно.
Прощать, прощаться, слёзы лить
И возвращаться в рай обратно.

Теперь туда уж нет тропы,
Но сердцем память можно слушать.
Принять любимого мольбы
В свою восторженную душу.

Навстречу выбежать к нему…
И вашим духом проникаясь,
Мечтаю я, что обниму,
Как вы, от счастья задыхаясь!

                                По Владимиру Гундареву
                                    «Волшебная флейта»
Истина для волшебной флейты
 
В руках моих одна из книг
Преображающе лучистых.
Изящно высвеченный лик
Звенит в душе капелью 
чистой.
И словно свет в ночи зажгли,
Спалив обиды и сомненья.
Я отрываюсь от земли
И замираю в изумленье.
Как поэтический герой,
Движеньем нежность 
не разрушив,
Перебираюсь над травой
В великолепие отдушин.
В них заряжается перо,
Весна проходит через 
    мысли.
И каждый труженик – герой,
И каждый мыслящий – 
не лишний.
Мелькают годы-мудрецы.
Как сложно прошлое 
итожить.
Там не пришли с войны 
отцы,
А диск подсолнуха всё 
тот же.
Всё тот же оттиск снежных 
    бурь
На зимосозданных полотнах.
Придёт заветный мой июль –
Я и его приму охотно.
Всё в этой жизни 
мило мне,
Превосходяще элегантно.
И даже в серости камней
Сияет вечности 
константа.
Воспеты розы и полынь,
Всё, что побегами из мая.
Их окропит река- 
Светлынь,
Реке-Княгине уступая.
Букеты молний в небесах,
Как праздник в мире 
необъятном!
Всё что о Родине писал,
Любому здешнему 
понятно.
Не только прошлым 
стоит жить,
Неся награды и потери…
Пускай хранители души
В разумность истины 
поверят.
Почётный труд – искать её.
Да вот она в пол-оборота!
Как только истина 
блеснёт –
«Волшебной флейте» 
есть работа! 

Радость моя глубинна

В глубине моего сознанья
Проявляется счастьем лето.
Были встречи, а не прощанья, 
Значит, мир переполнен светом.
Пусть в глубинной моей Вселенной
Прозвучит это лето ярко!
И проснутся земные гены,
Как сакральных чудес подарки!
Нас разлукой никто не дразнит,
Разминулись Мирами просто,
Но когда-нибудь грянет праздник
Со вселенную нашу ростом!
Когда будет у нас два солнца
И все сумерки станут днями, 
Мы увидим заветный сон свой
И сольёмся с тобой огнями!

Ты в моём сердце

Там ни слёз, ни обмана,
Там жила ты и снилась,
Бесконечно желанна, 
Как бы жизнь ни сложилась.
Ни тревог, ни смятенья,
Ни того, что калечит…
Лишь умиротворенье,
И душевные речи.
Не в святилище рая,
Не в обители Храма…
Это место бывает
Только в сердце у мамы!
Сообществу творцов

Здесь солнце –
не жгучая магма,
А свет
отражённой любви.
Здесь в радуге
личностных магий
Ты только
себя прояви.
Родятся
другие палитры,
И аура светом
взойдёт,
Тебя обращая
в элитный
И дружбы достойный
народ.
Из мысли и чувства
энзимы
Тот свет отражённый
возьмёт
В конечную
неотразимость,
Которая мир наш
спасёт!

Ангел света

У ваших ног
В обличье талом,
Как под порталом световым,
Текут обмякшие кристаллы, 
Зимы последние следы.
В том путешествии со светом
Звучат они, стекая в сад,
Где весь апрель,
И май, и лето
Им ангел света
Будет рад!

Момент мечты

У берегов,
Где мрачно мечется печаль,
Ждёт чудаков
В забытой хижине свеча.
Она не гаснет много лет,
Она таит в себе секрет,
Изящным призраком спасается от бед.

Пройдут века…
И скрипнет дверь лачуги той,
Чтоб, замелькав,
Принять щемящий непокой.
Прольётся свет пяти стихий,
Взметнётся нежное «прости»,
Чтоб пробудившемуся счастью прорасти.

Не отпускай
Меня к тем призракам немым.
Через века
Полюбит кто-то, но не мы.
Момент печали даришь ты,
А я дарю момент мечты.
ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС, 
Как тёплый луч и как цветы.

О святом

Я сомневаюсь в свете звёзд.
Свет шлёт БЫЛУЮ красоту.
Я сомневаюсь в чувствах роз,
Что были сорваны в цвету.
Во мне сомнений миллион.
Но только в главном – никогда
Не сомневаюсь, что есть ОН.
(Вот только … кто ЕГО создал?)
Не сомневаюсь и в СВЯТОМ,
Что знает всё моя душа.
Пока она хранит наш дом,
Мы не разучимся дышать!

Живи, любовь

Шёл дождь несильный,
Просто синий-синий.
Не видно тонких
Тротуарных линий.
Ты называл такое чудо ливнем.
А в это время,
С сердцем в такт войдя,
Рождались нотки
Синего дождя.
Они звонили
О листву и крышу,
И сердце отзывалось:
Слышу, слышу.
Кивали маки
Нашему окну.
И пальцы тихо
Трогали струну.
Но разливалась музыка
Напрасно
О благодати
Синей и прекрасной.
Ты, тишиной поверенный,
Вздохнул.
Мой майский дождь,
Тревожь во мне молчанье.
Когда придёшь
И льёшься так отчаянно,
Я вновь звоню во все колокола,
Чтоб в нас любовь
И музыка жила!
Приснись

Я ищу
Твою суть,
Я пытаюсь в глаза взглянуть.
Ночь сменяя, приходит день.
А твой взгляд не найти нигде.
Видно, так суждено,
Но душа просит вещих снов.
До разгадки какой-то шаг…
Я пройду его не спеша.

Приснись,
Ну, приснись!

Я усну,
И во сне – 
Откровение, словно снег…
А как только взойдёт заря,
На рассвете мелькнёт твой взгляд,
Как растаявший снег до слёз,
Как священной любви вопрос,
Как судьбы золотой виток,
Что не выразит сам восторг!

Приснись,
Ну, приснись!

Я отвечу
Глазам,
И не будет пути назад.
Откровенье твоей души
Отзовётся во мне, как жизнь,
Как Галактика в полный рост,
Как лучи миллиардов звёзд,
Как великий вселенский взрыв,
Как извечной любви прилив!

Приснись,
Ну, приснись!

 Вопреки

Вечным солнцем в глубине,
Нежным сном в тебе и мне
Бродит призрак
Счастья нашего,
Он родился по весне
Среди света лучших дней.
Где он осенью?
Не смей, не спрашивай.

Нас выводит в круг белый танец вьюг;
Вместо губ и рук – снежность вечная.
Только сердца стук всё зовёт в мечту,
В высоту всего млечного.
Словно свет простыл, замело цветы,
Радость и сады спят в безбрежности.
Праздник из мечты не воротишь ты,
Сожжены мосты нашей нежности.

Вопреки любви Творца
Мы не поняли сердца,
Мы мешали им мерцать,
Снов искатели.
Нету осени конца,
Нету имени, лица
У огня, что не поняв,
Мы утратили.

Нас выводит в круг белый танец вьюг,
Вместо губ и рук – снежность вечная.
Только сердца стук всё зовёт в мечту,
В высоту всего млечного.
Словно свет простыл, замело цветы,
Радость и сады спят в безбрежности.
Праздник из мечты не воротишь ты,
Сожжены мосты нашей нежности.

1...2...3..4...5...6...7...8...9...10...11...12...13